logo

Poetry

Есенин

Видел свет, ресницами рассеянный,
вырвался из плена покрывал,
встал в проём, где ветер воскресенья
занавески теребил и рвал.
Знал он, что не тряпки это вовсе –
это были два крыла из ситца –
взмах! И стал над соснами вдоль просек,
озадачивая птиц, носиться,
жаворочно радуясь колосьям,
прославляя Бога-хлеборода,
сельских баб жалея - довелось им
проживать без берега и брода.
Утешался песней гармониста,
кутался в березовые шали..
жаль, её девичий образ чистый
растащили, черти, затаскали.
Он и сам родник сменял на зелье
и, увы, не смог остановиться.
Налетев крестами искупленья,
тень бросали траурные птицы,
обозначив непривычно резко
мягкий подбородок, лоб и щёки...
Он теперь лишь гипсовая фреска.
Он теперь холодный и далёкий.
В двадцать первом веке полем шла я,
ситец платья птахой трепыхался,
оглянулась в небо, размышляя,
и застыла: в небе улыбался
всё еще воздушен и весенен,
словно никогда не умирал,
облаком растрепанным, Есенин,
затмевая Солнце, пролетал.
2010 г.